Концепция информационной безопасности детей. Самбо

samboПринятая не так давно концепция информационной безопасности детей не только душит свободу, но и дает возможность эту свободу отстаивать. Ее местами очень даже не дураки писали.

Давайте посмотрим, как она — и некоторые другие документы — могут пригодиться библиотекарю, издателю, продавцу книг или просто человеку, который хочет защитить хорошую книгу от мракобесов. Этакое самбо — "САмозащита Без Оружия".

Библиотекарям

1. Допустим, приходит активист-общественник, видит на полке "Тайны твоего тела" (или другую какую книгу по физиологии) и требует немедленно убрать "эту дрянь, развращающую наших детей". Что делает библиотекарь? Испуганно убирает, потому что общественник грозит прокурором и погромами. Что он должен делать, согласно "Концепции"?

Открыть ее раздел 4, подраздел 4.1 на странице 12-13 и громко, с выражением зачитать вслух:

Если безопасность культивируется в ущерб эмоциональному и духовному развитию ребенка, познанию нового, она никогда не будет достигнута, так как она становится навязчивой идеей, предполагающей страх всего незнакомого, другого, выходящего за пределы собственной личности или группы. Такого рода «безопасность», культивируя постоянные опасения, страхи, недоверие по отношению к окружающему миру и другим людям, препятствуя возможности познания всего выходящего за дозволенные рамки, в итоге, не только не приводит к желанному спокойствию, но может привести к диаметрально противоположному результату, либо способствуя формированию запуганного зависимого от мнения окружающих существа, либо прорываясь в нарушении наложенных запретов и в агрессивном антисоциальном протесте против всяческих ограничений.

Если цитата кажется длинной, а обцественник — туповатым, можно использовать другие цитаты.

В том же разделе 4, подраздел 4.2 (стр. 17):

в качестве задач обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних на законодательном уровне должно быть предусмотрено обеспечение:

- беспрепятственного доступа несовершеннолетних и их законных представителей к информации, необходимой для нормального нравственного, духовного, психического и физического развития ребенка.

Или, чуть подлиннее, подраздел 4.3 (стр. 34-35):

Одинаково негативно могут сказаться на развитии ребенка как доступность информации, до которой он еще "не дорос", так и ограничение доступа к информации, которая для него важна, интересна и полезна, но для которой взрослые считают его слишком маленьким. Такое ограничение может привести к негативным последствиям как для развития ребенка, так и негативно сказаться на его взаимоотношениях с родителями или близкими взрослыми.

Или совсем коротко, из раздела 5, стр. 7:

Нарушение информационной безопасности может возникнуть в двух случаях – 1) в случае негативного информационного воздействия; 2) в случае дефицита или отсутствия необходимой информации.

Наконец, образец лаконизма из раздела 9 (стр. 55):

Сама по себе информация нейтральна.

Как видите, цитат — на любой вкус и цвет. Выберите цитату по ситуации, зачитайте, грозно посмотрите на собеседника и спросите: "Вы что, выступаете против политики нашего государства?!"

2. Если общественнику не нравится книга, в которой поднимаются "неудобные" темы (секс, наркотики, педофилия и пр.), зачитайте из подраздела 4.3 (стр. 38):

Художественные произведения, в которых описаны конфликтные ситуации или моральные дилеммы, в свою очередь, стимулируют поиск ответов и умение вычленять и понимать смысл поступков персонажей.

А вот мое любимое, из раздела 6 (стр. 11):

С психологической точки зрения, стратегия исключительных запретов препятствует формированию собственно активной позиции человека (Geist-Martin et al., 2002), его праву совершать выбор осознанно, зная о возможных альтернативах. Кроме того, она может обладать прямо противоположным эффектом, когда запрещаемый контент или поведение становятся особенно притягательными (по принципу "запретного плода"), что особенно характерно для детей и подростков.

В конце — все тот же вопрос о противодействии политике государства.

3. Если приходят более подкованные борцы за оглупление детей, которые начинают требовать закрыть в темный шкаф Есенина, Набокова или Маяковского, можно напомнить им уже закон 436-ФЗ, статью 1:

Настоящий Федеральный закон не распространяется на отношения в сфере:

...
3) оборота информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества;

Правда, наиболее упертые начнут кричать, что "Лолита" или стишки пьяницы Есенина никакой ценности не имеют. Что ж, открываем "Концепцию", раздел 4, подраздел 4.5 (стр. 79) и показываем критерии ценности:

Для того, чтобы оценить, насколько информационная продукция, предназначенная для детей и подростков, обладает художественной ценностью, необходимо определить, отвечает ли произведение следующим критериям. Для каждого отдельного произведения необходимо соответствие как минимум 5 критериям:

1. Обладает органическим единством формы и содержания;

2. Обладает композиционной стройностью, гармоничностью, завершенностью, выразительностью;

3. Обладает художественной правдивостью средств;

4. Ставит и обсуждает «вечные вопросы» и содержит универсальные смыслы, доступные людям различных эпох;

5. Утверждает непреходящие нравственные ценности;

6. Пропагандирует ценностные установки того или иного общества;

7. Закреплено в музейных институциях;

8. Закреплено в театральных институциях;

9. Изучалось и преподавалось в средней школе (в учреждениях дополнительного образования);

10. Положительно оценивалось в художественной критике.

Например, в "Лолите" пункты 1-4 выдержаны? Еще как! Пункт 8 и 10 тоже наверняка выполнен (хорошо бы заранее запастись ссылками на критические статьи и указания на театральные постановки). 6 из 10, более чем достаточно.

У Есенина с Маяковским наверняка выполнены еще и пункты 7 и 9. Самые стрёмные — пункты 5 и 6, тут слишком много спорить. Особенно про "установки того или иного общества". Но если готовы к диспуту — их тоже можете притянуть. Главное увести в дебри дискуссии, не допустить уверенности в однозначности мнения.

4. Если общественник — зануда, который начинает долго и кропотливо ковыряться в тексте, выискивая нарушения, помогите товарищу. В разделе 7 начиная со стр. 43 идут бесконечные анкеты оценки информационной безопасности. Заранее распечатайте пару экземпляров, пусть заполняет. За эти пару часов рабочий день закончится, он устанет и пойдет нудеть в другое место.

5. Если приходит представитель власти (как правило, прокуратуры), с ними тоже можно дискутировать и спорить — до тех пор, пока они не вручат вам официальную бумагу. Бумага — это очень важно. Пока ее нет, всё, сказанное человеком в погонах, — просто его частное мнение. Если настаивает убрать какую-нибудь книгу — убирайте, но просите изложить причины на бумаге. Хотя бы в произвольной форме. Эта бумага вам потом поможет опротестовать действия прокурорского работника.

Кстати, я пока не знаю ни одного случая, когда прокурорский пришел и приказал убрать книгу на основании закона 436-ФЗ. Вернее, знаю, но тогда помощника прокурора сняли через два дня после того, как его "инициатива" стала известна СМИ. Если человек в погонах будет слишком растопыривать пальцы, можете ненавязчиво напомнить ему об этой истории.

Важно! Все, что я говорю, касается только закона 436-ФЗ! Если речь пойдет о запрете экстремистской литературы, или порнографической, или связанной с пропагандой наркотиков — убирайте сразу и без препирательств!

Ну, и еще один банальный, но важный момент — как вести себя со всеми этими скандалистами?

Вежливо, дружелюбно и твердо. Улыбайтесь, не поддавайтесь на провокации, не отвечайте на оскорбления. Очень желательно, чтобы беседа происходила в присутствии незаинтересованных свидетелей. По возможности старайтесь записать действия "борца за детей" на видео или диктофон — но обязательно предупредите его об этом! Если предупреждения на записи не будет, запись нельзя использовать как доказательство в суде. Если начинает буянить, сбрасывает книги с полок, портит имущество — немедленно вызывайте полицию. Убегает, не дождавшись полиции? Не удерживайте, не хватайте за руки (драки вам только не хватало). Пусть бежит. Но обязательно перепишите данные свидетелей. Когда приедет наряд, они подтвердят, что вызов не ложный. А дальше уже забота полиции как найти нарушителя общественного порядка.

Впрочем, скорее всего, никто его искать особо не будет. Но вы имеете право обратиться в прокуратуру. Особенно если скандалист публично обвинял вас или вашу библиотеку в распространении порнографии, растлении малолетних, пропаганде педофилии и других уголовно наказуемых деяниях. Тогда его можно обвинить по статье 128.1 УК РФ "Клевета". Не факт, что дело дойдет до суда, но подобного рода наглецы обычно трусоваты, им хватит одного вызова к дознавателю. Главное, чтобы вы не испугались дойти до прокурора.

Ваше дело правое, вы за права детей боретесь!

Конечно, с прокурорскими работниками надо вести себя поосторожнее. Впрочем, они вряд ли будут за грудки хватать и книги сбрасывать с полок. Но с ними, повторяю, нужно общаться строго формально — требовать бумажку, в которой четко написано, какая книга нарушает закон 436-ФЗ и какую именно статью. Последнее важно. А еще важно, чтобы бумага была подписана (роспись, расшифровка фамилии и инициалы, должность). С этим документом тоже нужно идти в прокуратуру, но не для возбуждения дела, а с жалобой на превышение полномочий.

Ну, и не забываем про СМИ. Про "общественников" журналистам лучше не рассказывать — скандалисты только и мечтают о громкой славе. А вот на людей в погонах можете пожаловаться. Чиновник (в том числе прокурор) — существо осторожное, лишняя шумиха ему ни к чему.

6. Особый разговор о библиотечном начальстве. То и дело библиотекари, особенно провинциальные, жалуются, что начальство заставляет их вручную наклеивать на старых книгах бирочки 6+, 12+ и пр. И ссылаются при этом на закон 436-ФЗ. Что тут скажешь... Заставлять они, конечно, могут, потому что начальство. Но вот закон тут совершенно не при делах. Еще год назад Минкомсвязи официально разрешило библиотекарям этого не делать. Объясните это своему начальнику, если не боитесь его гнева. Ну, или придется выполнять дурную работу.

Но кое-что вам делать все-таки придется. Например, библиотекарь обязан контролировать наличие возрастного информационного знака на новых книгах, наносить знак на афишу или объявление и т.д. Подробнее смотрите "Рекомендации Российской библиотечной ассоциации". Все, что за пределами этих рекомендаций — от лукавого.

Книготорговцам

В общем, надо делать все, что написано выше. Не вестись на провокации, не дергаться, цитировать "Концепцию" и закон 436-ФЗ и вызывать полиции, если начинается антиобщественное поведение и (или) нанесение вреда имуществу. И в суд тоже можно подавать — не только на клевету, но и на нанесение материального ущерба или нанесение вреда деловой репутации.

Издателям

Всего два совета.

1. Вы не обязаны уродовать обложки, впихивая на них возрастной знак. В соответствии с рекомендациями Минсвязи,

знаки информационной продукции (вида «0+») необходимо размещать в обязательном порядке только на обложках тех книг, которые содержат информацию, запрещенную для детей. Для остальных изданий достаточно размещения знака на странице с выходными сведениями.

2. Вместо "12+" можно ставить "6+ в присутствии родителей". Основание — статья 12, п. 5 закона 436-ФЗ:

В присутствии родителей или иных законных представителей детей, достигших возраста шести лет, допускается оборот информационной продукции, предусмотренной статьей 9 настоящего Федерального закона.

А статья 9 называется "Информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет".

Ну и личная просьба — не перестраховывайтесь вы так. Теряете читателей. Когда на книге, предназначенной восьмилетним, стоит "12+",  кто ее прочитает? Восьмилеткам не дадут, двеннадцатилетним будет уже неинтересно. Как вариант, можете написать рядом с "12+ в соответствии с законом 436-ФЗ" свою рекомендацию "можно читать с восьми лет". Закон по этому поводу ничего не говорит, значит, можно.

Вот, вкратце, и все. Хотя, наверное, что-то забыл... Ну, добавлю, если что.

UPD. Эта статья в виде презентации PowerPoint

P.S. В конце 2014 года голос разума раздался оттуда, откуда не ждали: министр культуры РФ Владимир Мединский высказался против закона 436-ФЗ. Так что теперь можно ссылаться и на него.

4 Comments

Добавить комментарий