Мат в два хода

— Арик, харэ тормозить! — сказал Ормузд, весело покачивая ножкой.

Он сидел прямо на столе рядом с доской и отвлекал меня. Наверное, из-за этого я никак не мог разобраться в ситуации.

— Слезь! — буркнул я.

Он слез, но улыбаться не перестал.

— Попух, — заявил Ормузд и потрепал меня по плечу. — Ну признавайся — попух ведь?

Терпеть не могу, когда меня трогают во время мыслительного процесса.

— Погоди, — упрямо ответил я. — Покажи еще раз.

Он показал. Ничего не изменилось. Этот урод непостижимым образом поставил мне мат  в два хода. Мой король под шахом, и бежать ему решительно некуда. И прикрыться нечем. Мат не просто в два хода — в два первых хода! Если бы у меня была возможность наложить руки на себя или хотя бы на Ормузда, я бы этой возможностью тут же воспользовался бы.

Но, к сожалению, пришлось капитулировать. Может быть, я не так ловко играю в шахматы, как мой дружок, но слово свое держу.

Еще неделю я таскал с собой доску и раз за разом проверял позицию. Я вертел ее и так, и сяк, пытался оценить положение фигур и с точки зрения противника, и сбоку, и строго сверху — ничего не менялось. Я в очередной пытался что-то придумать, когда на меня наткнулся Вишну.

— Привет конкурентам! — Вишну выглядел очень довольным.

«Опять с Брахманом и Шивой до утра куролесили!» — неодобрительно подумал я и ничего не ответил.

Вишну это не смутило. Он сунул свою сытую физиономию мне под мышку и поинтересовался:

— Это у тебя чего? Русские шашки?

— Шахматы, — проворчал я.

— Странный эндшпиль, — искренне удивился он.

— Это не эндшпиль, — я понял, что отцепиться от энергичного божка мне не удастся, и признался. — Это дебют. Мат  в два хода. В два первых хода.

Вишну озадаченно посмотрел на меня:

— Мужик… а ты вообще правила знаешь?

Я разозлился:

— Конечно, знаю! У белых шесть ферзей, у черных — ни одного. Первые два хода делают белые…

Вишну покатился со смеху. Это не метафора — он реально бухнулся оземь и принялся хохотать, переворачиваясь с боку на бок. Иногда для удобства он перевоплощался то в рыбу, то в черепаху, то в карлика.

— Ой, не могу! — стонал карлик.

— Ой, держите меня! — хихикала черепаха.

Рыба тоже что-то шамкала немым ртом, корчась от смеха.

— Я, конечно, не Шива,— задумчиво заметил я, — но по шее накостылять могу.

Это подействовало. Вишну поднялся с земли и принял свой настоящий облик. Вытащил откуда-то из складок своего мятого одеяния походную доску и стремительно расставил на ней фигуры.

— Смотри, — приговаривал он, с трудом удерживаясь от смеха, — у белых и черных всего поровну… И ферзей, и ладей… А пешки! Как ты про пешки забыл?! Кто тебе правила рассказывал, Ариманчик?

— Ормузд, — глухо ответил я, сжимая кулаки.

— И ходят белые с черными по очереди. Ход — белые, ход — черные, ход — белые, ход — черные… Ну никак невозможно в дебюте мат  в два хода организовать. Ни так невозможно… Ни так невозможно… Ни даже так невозможно. Даже если я за две стороны играть буду — все равно не получится в два хода…

Он вдруг нахмурил лоб.

— Хотя нет… Можно и в два хода. Если ты играешь белыми и выдвигаешь вперед две фланговые пешки, а черные выдвинут одну, а потом ферзя…

Он поднял голову, привлеченный неприятным скрежетом. Это скрипели мои зубы. Наверное, выражение моего лица соответствовало этому звуку, потому что Вишну сразу стал озабоченным и залепетал:

— Но он не по правилам тебя обыграл! Ты ему скажи!

— Поздно, — ответил я и принялся складывать свою доску.

— Много продул? — осторожно поинтересовался Вишну.

— Проспорил.

— Что-то серьезное?

— Должность Духа Зла, — я закончил сборы и зашагал к дому Ормузда.

— Не бери в голову! — крикнул мне вслед маленький индийский божок. — Народ разберется!

— Ну уж нет! — ответил я. — Дух Зла должен творить зло! Чем я сейчас и займусь…

Вишну огорченно вздохнул.

Добавить комментарий