Посвящение-12

— Дети! — торжественно сказала классная. — Сегодня в нашем классе праздник! Сереже Григорьеву исполняется двенадцать лет! Похлопаем!

Все захлопали. Те, кто уже отпраздновал свое двенадцатилетие, — сдержанно и слегка испуганно. Малышня, которой двенадцать должно было исполниться чуть позже, — весело и с радостными криками.

— Поэтому сегодня он узнает, — учительница на секунду сбилась с пафосного тона, но тут же овладела собой. — Сегодня Сережа узнает кое-что, что нельзя знать до двенадцати лет. Всех, кто моложе, прошу выйти из класса!

Малышня, разочарованно гудя, принялась собирать рюкзаки.

— А можно я останусь? — попросилась Лизочка. — У меня день рождения послезавтра! Какая разница?

— Елизавета! — теперь классной не пришлось добавлять радости в голос, она с некоторым даже облегчением перешла на привычный стальной тон. — Закон есть закон! Его писали очень умные люди, поумнее нас с тобой! Ты все узнаешь в свое время… то есть послезавтра! Давайте, дети, поживее! Вы сами себя задерживаете!

Сборы пошли поживее, скоро все лишние скрылись за дверью. Заодно попыталась смыться и Саша Шумилова, но учительница заметила и пристыдила:

— Саша! Вернись на место!

— Я плохо себя чувствую, — прошептала Саша, прижимая рюкзак к животу, — можно мне к врачу?

Она и правда выглядела неважно: вся белая, а лицо так даже зеленоватое.

— Пойдешь чуть позже! — классная поняла, что еще немного, и девочка хлопнется в обморок, поэтому добавила немного теплее. — Сашенька, всем нам непросто. Но ты же знаешь — Сереже будет гораздо легче, если в такой момент рядом окажутся друзья.

Саша побрела на место, пытаясь испепелить именинника взглядом. Тот замер в нехорошем предчувствии и растерянно заглядывал в глаза одноклассникам. Одноклассники смотрели на него странно: кто злорадно, кто с жалостью, кто, как Саша, с ненавистью. Сереже показалось, что они на все готовы, лишь бы не услышать то, что ему сейчас скажут.

— Мария Николаевна! — вскочил на первой парте отличник Корнеев. — А давайте я снаружи посторожу, чтобы никто не подслушал! А то в пятьдесят четвертой школе одна девочка подслушала и маме рассказала. А девочке всего одиннадцать было, так ту учительницу…

— Хорошо! — перебила его классная. — Иди посторожи! Молодец.

Историю про пятьдесят четвертую школу им рассказывали на недавнем совещании. Мария Николаевна очень не хотела бы оказаться на месте «той учительницы».

Теперь все с общей ненавистью смотрели вслед хитрому Корнееву, который так ловко сбежал перед самым началом.

Классная глубоко вздохнула, еще раз проверила, все ли на месте и нет ли лишних, и подошла к парте именинника. Тот послушно встал.

— Ты сиди, Сереженька, сиди, — сказала учительница совсем по-человечески.

От этого стало еще страшнее. Сережа сел. Мария Николаевна присела рядом с его партой на корточки, крепко сжала руками ладони мальчика, посмотрела ему в глаза и сказала:

— Сергей. Ты сегодня стал большим. Теперь ты имеешь право знать правду…

От тишины в классе звенел воздух.

— Во-первых… Колобка в конце сказки на самом деле съедают…

Саша на задней парте беззвучно заплакала…

Добавить комментарий