Тайное общество школьных директоров

Во сколько начинать занятия, решает директор школы…

…если у родителей возникли какие-то вопросы по организации питания и графику приема пищи, урегулировать их лучше с руководителем учреждения образования…

Если в вашей школе есть нарушения, вам необходимо написать заявление руководителю учреждения образования…

Из официального ответа Министерства образования Республики Беларусь на вопросы родителей.

Витебские учителя ходят по квартирам, чтобы найти тунядцев.

В Министерстве образования об инициативе не знают, в городских отделах образования признаются, что слышат об этом впервые.

Из статьи в «Комсомольской правде»

Полночь. Заводская окраина. Вдоль стены крадется фигура в бесформенном пальто и надвинутой на уши шляпе. Поминутно проверяя наличие «хвоста», фигура доходит до неприметной двери в стене заброшенного дома, на мгновение замирает — и ныряет в дверь.

Человек замирает, чтобы глаза привыкли в темноте. Откуда-то из мрака раздается голос:

— Пароль!

— Всемерное повышение, — тараторит человек в шляпе, — качества образования при условии формирования…

В темноте что-то щелкает. То ли нож-выкидуха, то ли остро отточенное перо чернильной ручки.

— Простите! — лепечет человек. — Это было на прошлой неделе! Сегодня… Вот! Я вспомнил! Поступательная реформа образования при взвешенном учете потенциала педагогического состава.

Темнота удовлетворенно хмыкает:

— Вроде свой…

— А вы? — нервно спрашивает человек в шляпе. — Отзыв знаете?

— Обеспечение нарастания улучшения качественного поступательного движения системы образования в сторону удовлетворения потребностей населения! — презрительно отвечают из мрака. — Идите уже. Вы последний.

Гость выдыхает и идет дальше. Несмотря на полную темноту, он прекрасно ориентируется в коридоре — видимо, не впервые по нему проходит. Да и глаза привыкли.

За очередным поворотом он нащупывает ручку большой металлической двери. Осторожно открывает ее, проскальзывает в большое помещение, освещенное несколькими свечами. Собственно, освещен только центр зала (или это старый заводской цех?). Свечи выхватывают из мрака довольно молодого человека, который стоит на полу на коленях. На его глазах черная повязка. Судя по всему, происходит какой-то ритуал, потому что вокруг коленопреклоненного стоят фигуры в масках. Одна из фигур, с учительской указкой в руках, стоит прямо перед неофитом, задавая вопросы. Видимо, это Председатель данного тайного общества.

— Если тебя остановят на улице?

— Не остановлюсь! — быстро отвечает посвящаемый.

— Спросят номер школы?

— Не отвечу!

— Спросят, как дела в школе?

— Отвечу, что все прекрасно!

— А если это журналисты?

Мгновение неофит медлит, затем выпаливает:

— Притворюсь мертвым!

Фигуры одобрительно шумят.

— Встань, брат! — говорит Председатель. — Отныне ты с нами!

Человек упруго поднимается, Председатель сдергивает с его глаз повязку — и тут же протягивает ему маску с прорезями для глаз. Окружающие сдержанно аплодируют.

— Теперь, — буднично продолжает Председатель, — к текущим делам.

— С подпиской беда! — тут же подает голос одна из фигур.

— Что такое? — остальные явно встревожены. — Они прислали факс с подписью? Опубликовали на сайте минобра? Подписку отменили?!

— Спокойно! — приказывает Председатель. — Обязательную подписку отменить невозможно. Ее же не существует, забыли? Итак, брат, в чем проблема?

— Они не прислали факс.

Повисает напряженная тишина. Первым не выдерживает неофит.

— Так что, — спрашивает он с надеждой, — теперь можно не подписываться на «Коммуниста Белоруссии»?

— Не говорите чепухи! — обрывает кто-то из братьев. — Это проверка!

— Значит, так! — командует Председатель. — Собрались! Мы — директора! Мы должны пройти и это!

Собрание негромко, но одобрительно перешептывается.

— Выписываем по пять… нет, по десять наименований больше, чем в прошлом полугодии! — объявляет Председатель.

Кто-то не выдерживает от восхищенного:

— Гениально!

Председатель смущенно отмахивается: «Не стоит» и спрашивает:

— Еще вопросы?

— У меня бумага осталась! — произносит нерешительный женский голос. — Я с запасом купила перед недавним анкетированием по поводу домашних животных…

— Много осталось? — спрашивает другая женщина.

— Пачек десять…

— Ну что вы, как маленькая! Пусть ваши учителя соберут сведения о… о… О чем мы еще не собирали?

Собравшиеся сыплют предложениями:

— О родственниках за границе? Об окрестных магазинах? О цвете обоев на кухне?

— Мелко, — морщится Председатель, — все это не то.

И тут наконец подает голос опоздавший в шляпе.

— Тунеядцы, — роняет он.

— Точно! — восклицает кто-то. — Вы просто гений, Иван…

— Без имен! — обрывает Председатель и поворачивается к человеку в шляпе. — Но предложение, и правда, неплохое. Тунеядцы… это в тренде… Это смело и актуально. Так и сделаем!

И снова собравшиеся сдержанно аплодируют.

— Но! — прерывает аплодисменты Председатель. — Это должны сделать все учителя всех школ нашей области. Никаких приказов: ни письменных, ни устных…

Это он говорит, повернувшись к новичку. Поэтому тот отвечает:

— Но как же они сами…

— Увидят вещий сон! — весело советует женский голос.

— Инсайт! Озарение! — поддерживают его остальные. — Вдруг захочется так, чтобы ну вообще!

Новенький смущенно опускает голову, сообразив, что ляпнул глупость.

— Еще что-нибудь? — спрашивает Председатель и обводит собравшихся взглядом.

Даже из-под маски этот взгляд обжигает. Все молчат.

— Ну что ж… тогда по домам. Расходимся по одному. Интервал три минуты.

Так получается, что последними в зале остаются Человек в Шляпе и новичок. Новичок не выдерживает и спрашивает у более опытного брата:

— Наверное, нужно предупредить, тех, кто наверху? В управлении образования, в министерстве?

— Вы что?! — обрывает его собеседник. — Нельзя им ничего говорить! Это же… это святые люди! Блаженные! Им принадлежит царствие небесное! Не надо их тревожить суетным!

Человек в шляпе уходит. Неофит остается в одиночестве. Он снимает маску и смотрит в темноту. В его глазах тоска и безнадега.